Обеднение обогащения

61,8 млрд рублей дефицита бюджета Кузбасса: таков итог зависимости от внешних угольных рынков и отсутствия заметных объемов альтернативных видов экономической деятельности. Пандемия лишь усилила негативные для угольщиков тенденции, проявившие себя после подписания Парижских соглашений по климату.

Третье место с конца (83 из 85) в рейтинге регионов по размеру дефицита/профицита бюджета в 2020 году занял Кузбасс, сообщает «КоммерсантЪ-Сибирь». Министр финансов Кемеровской области Игорь Малахов объясняет это кризисом в угольной отрасли: в 2020 г. налоговые платежи от угольных предприятий сократились на 17 млрд руб., или на 40% (!) по сравнению с 2019 г.

Губернатор Кемеровской области — Кузбасса Сергей Цивилев неоднократно критиковал руководство РЖД, перекладывая существенную долю ответственности за финансовые проблемы угольных компаний и, как следствие, их сотрудников (см. нашу статью «Железная безответственность»). По его мнению, РЖД не выполняет взятых на себя обязательств по вывозу угля на перспективный азиатский рынок на фоне снижения спроса (и цены) на уголь в Европе. Ему вторит Олег Токарев, министр углепрома Кузбасса:

«Снижение объемов погрузки кузбасского угля и неисполнение OAO «РЖД» обязательств по вывозу 53 млн т по соглашению было связано с недостаточной пропускной способностью Восточного полигона*, невывозом OAO «РЖД» груженых составов, конвенционными ограничениями, а также вследствие непреодолимых обстоятельств..»

Источник: rzd-partner.ru

*Восточный полигон — это БАМ (Байкало-Амурская магистраль) и Транссиб, расширять которые ОАО «РЖД» намерено, прежде всего, ради угля, в три этапа, за очень дорого и в короткие сроки.

Но не все так просто: согласно статистике, вывоз угля в восточном направлении по итогу 2020 упал всего на 2% и составил 52,2 млн тонн, что на 700 тыс. тонн меньше чем в 2019. В западном же направлении отгружено 106,8 млн. тонн, и, согласно данным таможенной службы, никакого сопоставимого с падением налоговых поступлений падения экспорта не наблюдается. Более того, со стороны РЖД звучали заявления о невыполнении со стороны угольных компаний Кузбасса соглашения по добыче гарантированного объема угля.

А вот убытки угольщиков в 2020 году действительно колоссальны: в июле они составили более 2 млрд. руб на фоне прибыли 0.7 млрд и несмотря на различные виды прямого и косвенного субсидирования:

  1. субсидии из бюджета РФ на перевозку угля через всю страну к морским портам (в 2019 году убытки РЖД от перевозок угля составили 54,7 млрд. руб), это помимо имеющихся скидок;
  2. угольные компании практически освобождены от необходимости проводить рекультивацию нарушенных земель (в 2019 году только 13% площадей таких земель было восстановлено, а годом ранее — всего 2.6%)
  3. Практически освобождены от выполнения необходимых темпов отселения жителей из зон негативного воздействия со стороны угольных разрезов. По данным руководства области, в 2019 году было отселено только 490 семей, тогда как порядка 200 тысяч человек проживает в зоне экологического бедствия.

Так в чем же причина столь резкого падения доходов бюджета главного угольного региона страны?

Как отмечалось выше, объемы вывоза угля в восточном направлении практически не изменились даже несмотря на всемирные потрясения 2020 г с обрушением потребления угля (и цен на него) до исторических минимумов. Добыча угля и собираемость налогов в Кузбассе начали падать еще в доковидном 2019 году (см. «Российская газета» от 22.06.19) и достигли максимума к середине 2020. Значит главная причина образования бюджетной «дыры» в 60 млрд. не в бездействии РЖД, а в снижении стоимости угля на мировых рынках, в первую очередь, в результате действия Парижских соглашений, и уже во вторую — в пандемии COVID -19 (см. рис. 1)

Эффективному воздействию на угольную отрасль Парижских соглашений поспособствовали масштабные и сложные процессы в мире по увеличению доли ВИЭ в развитых экономиках, отказ от использования в них угля в ближайшем будущем, а так же дивестиции, то есть отказ от дальнейшего финансирования связанных с угольной промышленностью проектов со стороны крупных финансовых структур вроде банка Японии или Всемирного банка (см.Coal Exit List).

Рис. 1. Динамика цен на уголь на мировом рынке. Примечательно, что падение началось на рубеже 2018 — 2019 гг, то есть ДО ПАНДЕМИИ. Источник: UGMK

Еще одна причина — особенности налоговой политики, которую на днях неожиданно жестко раскритиковали депутаты Верховного Совета Республики Хакасия. В частности, в заявлении говорится о том, что налог на добычу полезных ископаемых (НДПИ) не менялся 20 лет (вырос с 24 до 28 рублей за тонну), а рост добычи угля в республике вдвое за два года принес уменьшение поступления налоговых отчислений в бюджет. При этом в Хакасии огромные экологические проблемы, связанные с добычей угля открытым способом в Койбальской степи. Против действия угольщиков выступают местные жители и фермеры, а работа установок по обогащению угля методом сухой сепарации (рис. 2) выглядит настоящим экологическим безумием в 21-м веке (см. нашу статью «Драконы незаконны»).

Рис. 2. Угольная пыль из установок FGX 84 в Койбальской степи, Хакасия. Фото: activatica.org. 2020 г.

В середине февраля события начали развиваться стремительно:

15 февраля в Кемеровской области побывал министр экономического развития РФ Максим Решетников и помощник президента РФ Максим Орешкин. Вместе с губернатором Сергеем Цивилевым они спустились в шахту.

Несколькими днями ранее, 12 февраля, на заседании президиума правительственной комиссии по транспорту под председательством первого вице-премьера Андрея Белоусова (см. «КоммерсантЪ» от 15 февраля) ОАО «РЖД» было поручено проработать механизм реализации долгосрочных (многолетних) договоров с угольщиками, а Минтрансу, Минэкономразвития и Минэнерго вместе с руководством Кузбасса разработать меры «обеспечивающие выполнение поручений президента РФ в части вывоза угля».

16 февраля премьер Михаил Мишустин провел совещание о перспективах развития угольной отрасли. По сообщению «Коммераснта», центральной темой совещания был вывоз угля из добывающих регионов. И снова при участии Минтранса, Минэкономразвития, Минэнерго и РЖД. По сей день информация о принятых решениях и сформулированных предложениях общественности недоступна. Учитывая сложность проблемы и огромное количество противоречий, не позволивших решить проблему вывоза угля в течение как минимум полутора лет, можно утверждать, что окончательное решение будет политическим и на уровне президента РФ.

В наши дни не только экологи и активисты, но уже и эксперты из Государственной Думы РФ не видят перспектив для угольной отрасли. Однако руководство Кемеровской области продолжает настаивать на увеличении вывоза угля на Восток за счет налогоплательщиков во имя спасения семей горняков и работников смежных производств.

При этом в регионе не создается благоприятного инвестклимата для развития альтернативных производств, способных уменьшить поистине чудовищную зависимость от стагнирующего рынка угля и поведения внутренних и внешних конкурентов с недостижимыми даже для крупных российских экспортеров преимуществами. Напротив, культивируются ожидания и надежды на рост потребления угля в постковидном мире.

Внимательному наблюдателю достаточно давно очевидно, что не только в долгосрочной, но даже в среднесрочной перспективе «дыры» в бюджете Кузбасса, способные привести к экономической (а вслед за ней и социальной) катастрофе не только возможны, но и неизбежны. В этой связи необходимо немедленно приступить к разработке программы по диверсификации экономики угледобывающих регионов с попутной ликвидацией накопленного экологического ущерба. Пока же мы видим ухудшение экологической обстановки и рост протестных настроений в угледобывающих регионах.

Интервью с сопредседателем российской экологической группы «Экозащита!» Владимиром Сливяком, в котором озвучиваются общемировые тенденции угольной энергетики и риски для угледобывающих регионов, на примере Кемеровской области.

Не меньше 100 лет потребуется Кемеровской области, чтобы нынешними темпами (500 семей в год) отселить из зоны негативного воздействия порядка 200 тысяч жителей, чье здоровье ухудшается, а жизнь заметно сокращается (см. доклад «Гонка по нисходящей» «Экозащиты»). Сегодня уже не менее 50 различных населенных пунктов расположены ближе, чем 1000 метров от края угольных разрезов. В ряде городов и поселков регулярно отмечается появление черного снега из-за высокой концентрации угольной пыли в атмосфере.

Город Киселевск (88 тыс жителей) в марте. На белом снегу видны шлейфы угольной пыли. В городе работает 9 угольных разрезов. Масштаб 20х20 км. Фотография со спутника.
Г. Киселевск. Жилые дома рядом с угольным разрезом «Шахта №12» ЗАО «Стройсервис». Фото П. Шеломовский.

Угольные компании еще вчера сказочно обогащали своих владельцев, продвигая вверх по списку Forbes за счет деградации здоровья населения и окружающей среды. Сегодня угледобыча наносит еще больший урон и не только людям и природе, но и экономике угольных регионов, где последствия перекладываются на плечи будущих поколений. Завтра частные компании уже могут объявить дефолт по обязательствам, оставив горящие отвалы пустой породы вокруг городов и поселков не только Кемеровской области, но и Хакасии, Якутии, Новосибирской области.

Общественный инспектор Росприроднадзора Николай Метальников, житель пос. Апанас прокомментировал решение заместителя губернатора Кемеровской области Андрея Панова отложить работы по ликвидации горящего отвала вблизи пос. Апанас.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.