Власти Кузбасса признали факт горения угля рядом с жилыми домами в городе Кисёлевске

Об этом стало известно из ответа Департамента угольной промышленности Кузбасса (имеется в распоряжении Stopcoal) активисту Виталию Шестакову, проживающему рядом с очагом подземного пожара на старой шахте «Киселевская». Ранее губернатор Сергей Цивилев отрицал горения угля.

Горящий угольный пласт в г. Киселёвске Кемеровской области. Фото Николая Бузмакова.

Летом 2019 г. на поверхности земли возле жилых домов в Киселевске образовалось несколько очагов горения и выбросов дыма. Как позже было установлено, под очагом расположены выработки старой шахты «Киселевская», закрытой много лет назад. Местные жители страдали от неприятного запаха и удушливых газов, исходивших из места горения. Поначалу власти отреагировали более-менее адекватно: губернатор Цивилев даже пообещал переселить жителей 71 дома из опасной зоны после того, как своими глазами увидел происходящее. Однако, несколькими месяцами позже, внезапно отказал в отселении, сославшись на обстоятельства, не имеющие отношения к данной ситуации.

Всю прошедшую зиму активисты фиксировали нагрев поверхности почвы в районе подземного пожара (почва не замерзала несмотря на морозы, а снег постепенно таял), который местные власти и областные СМИ предпочитают называть «самонагревом» или «нагревом». Весной, в апреле 2020 года, Виталий Шестаков вместе с другими местными жителями проводил замеры температуры в районе пожара на метровой глубине. Термометр показал 53 градуса Цельсия. Тогда же официальная комиссия, в которую входили представители МЧС, проводила замеры температуры на поверхности почвы. Была зафиксирована температура 40 градусов Цельсия, которая тут же была признана результатом естественного нагрева от солнца. Однако, такое невозможно в данной климатической зоне, что доказали опыты других активистов в тот же день: температура почвы едва достигала 20 градусов.

13 мая Виталий Шестаков объявил голодовку, продолжавшуюся 10 дней, с целю обратить внимание властей на проблему и провести полноценные замеры температуры ниже поверхности почвы в присутствии местных жителей. 15 мая Шестаков по телефону обратился к губернатору Цивилеву во время прямого эфира с ним на радио «Маяк», озвучив это требование. Сам вопрос тогда в эфире не прозвучал, но был записан ведущим. И уже 25 мая Шестаковым был получен ответ от Департамента угольной промышленности за подписью главы департамента Олега Токарева. Цитируем документ:

…Однако, производить буровые работы, выкапывать ямы на данном участке не допустимо, так как нарушение (вскрытие) изоляционного слоя приведет к доступу кислорода внутрь породноугольного скопления, что может спровоцировать возобновление процесса нагревания…

О.С. Токарев в ответе В. В. Шестакову от 20.05.2020

Таким образом, впервые за все время противостояния жителей отдельного района Киселевска и властей, признан факт наличия «нагревающегося», а значит тлеющего вблизи от поверхности угля.

Тем не менее, жители домов, расположенных рядом с пожаром, по-прежнему ежедневно рискуют получить отравление угарным газом, от которого семья Виталия едва не погибла летом 2018 года (жена и двое детей были госпитализированы с диагнозом «отравление угарным газом»). Угарный газ (СО)- неизменный спутник подземных (эндогенных) пожаров угольных пластов. Он не имеет запаха и является смертельно опасным даже в очень низких концентрациях: при содержании в воздухе 0,08% человек испытывает головокружение, а при концентрации выше 1,2% происходит потеря сознания и наступает смерть. В жилые дома газ проникает через трещины в почве, которые образуются над шахтными выработками или при сгорании угля под землей, вызывающем оседание грунта.

Кроме того, старые шахтные выработки являются источником взрывоопасного газа метан, содержащегося в угольных пластах, повышенные концентрации которого были зафиксированы летом 2019 года в нескольких домах в этом районе Киселевска. При концентрации газа от 2% и выше может произойти взрыв внутри помещения, как это произошло в том же 2019 году в Кузбасском городе Ленинск-Кузнецкий: часть дома была разрушена, а его хозяйка погибла спустя несколько дней от полученных ожогов и травм.

Так выглядит провал в огороде в частном секторе г. Новокузнецк, Кемеровская область.

Случаи отравления газом, взрывы и подземные пожары, а так же заболачивание и глубокие провалы почвы, являются негативными последствиями угледобычи подземным (шахтным) способом, которые влияют на жизнь и здоровье людей даже спустя полвека, или больше. Как и открытый способ добычи, то есть с помощью угольных разрезов, шахтный наносит огромный вред окружающей среде и, кроме того, требует долговременных затрат на поддержание в безопасном состоянии шахтных выработок.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.