Срочно: житель Киселёвска объявил голодовку

Причина – бездействие властей столицы «черного снега» в отношении подземного пожара рядом с жилыми домами и игнорирование опасности, угрожающей жителям.

Виталий Шестаков, г. Киселевск, Кемеровская область — Кузбасс

Виталий Шестаков, проживающий неподалеку от старой угольной шахты в г. Киселевске (Кемеровская область),   сегодня отказался от приема пищи и объявил бессрочную голодовку с требованием принять все необходимые меры по ликвидации очага подземного пожара рядом с частными жилыми домами на нескольких улицах района Парниковка (неофициальное название), либо принять решение по переселению жителей.  

Около года назад на поверхности рядом с жилыми домами образовался очаг возгорания. По началу власти отреагировали, начали принимать меры и 5 июня отчитались  о потушенном пожаре, указав на то, что причина возгорания – несанкционированная свалка, а не подземный пожар на шахте, который, по словам местных жителей, возник около 15 лет назад. Спустя трое суток, 8 июня 2019 года, полтора десятка жителей Парниковки записали видеообращение к премьер-министру Канады Джастину Трюдо с просьбой предоставить убежище . Позже, во время записи репортажа для «Общественного телевидения», Виталий Шестаков, один из авторов обращения,  провалился в один из очагов возгорания и получил ожоги. Тем же летом семья Виталия получила отравление угарным газом, а в домах других жителей был обнаружен метан в близких к взрывоопасным концентрациях, по поводу чего жители записали видеообращение. Позже губернатор Кемеровской области Сергей Цивилев пообещал переселить жителей 71 дома, однако, спустя несколько месяцев, неожиданно изменил решение, сославшись на совершенно надуманный предлог о том, что под домами не велась добыча угля, при этом не уделив никакого внимания на реальные случаи накопления смертельно опасного газа в домах жителей Парниковки.

Виталий, как и многие местные жители Парниковки, не сомневается в том, под землей происходит горение угля, который в недавнем прошлом добывала шахта «Киселевская», ныне законсервированная. Границы шахтного поля проходят в непосредственной близости от нескольких домов, о чем свидетельствует документ института ВостНИИ, выданный жителям. Впрочем, этот же институт выдал заключение, что причина «самонагрева», как теперь называют очаг пожара власти и подконтрольные им СМИ, вовсе не в горении угля, а в прошлогоднем возгорании несанкционированной свалки.

Для объективности установки факта наличия или отсутствия подземного пожара, необходимо провести измерения в присутствии местных жителей с оглашением показаний приборов, а протоколы измерений должны быть заверены их подписями

Местные жители крайне возмущены  с подобного рода заявлениями и не раз самостоятельно проводили замеры температуры в районе выхода горячих газов из-под земли. Например, в середине апреля этого года температура на глубине1 метр, по словам Виталия Шестакова, составила 53 градуса, тогда как в это же время официальные замеры сотрудниками МЧС продемонстрировали температуру 40 градусов на поверхности в удаленном от самого нагретого участка. Следует учесть, что в это время года температурный режим таков, что естественный нагрев почвы до 40 градусов просто невозможен, но это не помешало властям объявить отсутствие  причин для беспокойства. При этом, показания приборов жителям не были предъявлены, как и протоколы замеров температуры и уровня концентрации угарного газа и метана.

Виталий Шестаков настаивает на том, что для объективности установки факта наличия или отсутствия подземного пожара, необходимо провести измерения в присутствии местных жителей с оглашением показаний приборов, а протоколы измерений должны быть заверены их подписями. На сегодняшний день власти озвучивают недостоверные сведения и делают неверные выводы, которые могут стоить жизни парниковцев в случае повторного выброса или накопления метана или угарного газа в жилых домах.

Такие плакаты сегодня висят на улицах Парниковки в Киселевске. Фото В. Шестакова

Срочно: житель Киселёвска объявил голодовку: 1 комментарий

  1. Если, к примеру, по экономическим причинам город начинает загибаться, потому что закрывается основное производство, то это говорит о чем? О том, что нужно срочно ввалить еще субсидий, или все-таки принять план перепрофилирования и диверсификации? Еслигород вымирал в 90-е (Прокопьевск, к примеру), то куда уж более наглядная картина, красноречиво демонстрирующая последствие мононаправленности. Почему все мысли только об угле?

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *